On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
Форум КЛФ "Контакт" г.Новокузнецка. Тут вы можете познакомить всех со своим творчеством, получить помощь в написании фантастических рассказов, помочь в этом другим и просто со вкусом пообщаться.

АвторСообщение
Добрый админ


Сообщение: 284
Зарегистрирован: 26.10.12
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.03.18 17:45. Заголовок: Рассказ №40 Антиподия


Рассказ №40

Антиподия



Полуподвал изначальный

Кругом стояла непроницаемая тьма. Что это? Где, жив ли? – Медленно проползали эти мысли в голове. Голова как-то странно болела. При гриппе она так не болит. Он осторожно ощупал свою голову, лицо, глаза, убедился, что глаза открыты, голова цела, но окружающая тьма от этого не проходила. Говорить даже с самим собою не хотелось: как творческий работник, он часто вёл внутренние диалоги с возможными оппонентами, бывало, пускался в монологи, оттачивая свои мысли для того, чтобы изложить их после на бумаге. При этом он мог говорить вслух, вполголоса, и, ловя себя на том, осекался. Ведь он долго проработал мыслителем, но не потому, что так было записано в трудовой книжке (впрочем, сейчас мало кого интересуют записи в таких книжках), а просто старался найти себе работу с элементами творчества. По сути, творчески можно работать и дворником, и истопником в общественной бане, или работая тем и другим в зимний период в частном коттедже… Но он, этот человек, у которого болела голова неизвестно от чего, всегда хотел что-то изобрести среди рутинной обыденности, разработать и внедрить новые технологии, которые могли облегчить труд и увеличить производительность труда.
Вдруг раздался какой-то шорох с поскрипыванием. «Значит, я живой, только нахожусь неизвестно где» – подумалось ему.
– О, да, ты, конечно, и не знаешь, где находишься – отчётливо послышалось в ответ.
– Кто прочёл мои мысли?
– Да нет, просто это ты, видимо, невольно произнёс их вслух, ответствовал тот же голос.
– А что это: вот эта тьма, жёсткость под рёбрами, прохлада с кисловатым запахом, и помещение ли это?
– Вот это уже здравый вопрос. Главное, определиться, будучи в непонятности, кто ты, где, зачем и почему здесь!
– И я о том же. Только вот не могу вспомнить, даже, кто я.
– Вот-вот. Чтобы вспомнить, нужно постараться в первую очередь самому.
– То есть сосредоточиться?
– В твоём положении лучше сначала расслабиться. А с собеседником лучше вспоминается, часто срабатывает ассоциативная связь. Поэтому пойдём методом от противного.
– Да, я припоминаю такой термин.
– Вот, «термин», значит, ты не просто «человек с улицы», а имеешь какие-то фундаментальные знания. Так вот, я – Сверчок, а ты кто?
– Да не помню даже своего имени, и что было ранее, перед этой тьмой, не знаю. А это не преисподняя?
– Ну, в какой-то степени преддверие туда, но ещё в земной жизни.
– Как это?
– Ну, здесь полуподвальное помещение, практически Андэграунд.
– И надолго мы здесь? Выйти отсюда можно?
– Ну вот, уже голос разума в тебе просыпается.
– А почему всё-таки темно? – спросил «мыслитель» – есть ли освещение?
– Сейчас ночь – ответил Сверчок – и экономится электричество. А так есть окно, днём здесь сумрачно, видимо, его снегом присыпало, вьюга недавно была. Но если хочешь, иди на мой голос, будешь у окна.
– Иду. Вот, нащупал проём, знакомый запах, кажется, известь. А где стекло? Какие-то железные прутья!
– Да, это решётка, а стекло снаружи, за ней.
– Очень интересно, скажи, сверчок, что это такое?
– Помнишь, в старое время был такой клич: «Сарынь, на кичку!»
– Ну, был, а толком уже и не помню, откуда это. Зачем ты мне всё это говоришь? Лучше помоги ломать решётку!
– Рассказываю, чтобы помочь твоей памяти. Так вот, эта кичка, возвышение на носу судна, где находились под временным арестом неудачники, со временем преобразовалась в неологизмы «кича, кичман». И мы с тобою сейчас на киче. А решётку не одолеешь, она изготовлена из стали Гадфильда.
– Гатфильд, Гадфильд – что-то знакомое…
– Так вот – продолжал Сверчок, Гадфильд, это был такой английский изобретатель-металлург, и он создал эту сталь для технических нужд…
– Постой, постой, повтори конец предложения!
– Пожалуйста: «и он создал эту сталь для…»
– Стоп, вспомнил! Я вспомнил своё имя – Ион. Так меня родители назвали, они были инженерами-химиками. Им очень понравилось имя Ион, так как научный термин ион означает заряженную частицу. Когда я в детстве баловался, то родители говорили, что я отрицательный Ион, а когда хорошо себя вёл, то называли положительным Ионом.
– Ну вот – сказал Сверчок – уже полдела сделано, ты уже кое-что вспомнил. Про эту сталь слушай дальше: в ней содержится изрядное количество марганца, делающее её крепкой, и потому решётки из такого материала в подобных заведениях перепилить невозможно. С этой стали только два раза можно снять стружку, потом станок заклинивает. Человеку нужно брать пример с этой стали, чтобы он крепчал, как она, после каждого удара. Тогда он многого достигнет. На стали Гадфильда при ударных нагрузках появляется холодный наклёп мартенситной структуры…
– Постой, постой, мартенсит? – воскликнул Ион – знакомое слово, я вспомнил термин «мартен»!
– Да, были такие агрегаты в нашем городе, мартеновские печи, но их закрыли, – подсказал Сверчок.
– Послушай, а почему ты со мною так любезен, Сверчок? Время скоротать лучше в разговоре?
– Да нет, нам, сверчкам, и в одиночестве не так плохо, мы как песнь заведём, так и скрипим своими цирлами, пока не устанем.
– Шутишь, что ли?
– Да нет, я тебе сразу не сказал, что я Сверчок не простой, а учёный. А с тобою хорошо разговариваю лишь потому, что ты в свою пору спас моих пращуров.
– ???
– Да, вот так и было. Люди обычно своих добрых дел не помнят. Так и ты. Когда ты, Ион, давно работал в доменном цехе диспетчером, у тебя, как в каморке у Папы Карло жил Сверчок-пятый. А я – Сверчок-16-й. Этот прежний сверчок обзавёлся семьёй, и стали они почти каждый вечер на ночь давать концерты. И тебе это нравилось.
– Да, да, что-то припоминаю.
– Ну вот, а потом в один из субботников твоё помещение промывали и посыпали дустом. А ты заранее семью моего пращура эвакуировал из этого гибельного места.
– Да, вспомнил! Я смёл их на лопату и разместил в тихом углу цеха, в подбункерном помещении. Это было в апреле или мае лет 30 тому назад.
– Вот-вот, так и было. Сверчки обычно долго не живут, но на промышленном предприятии, видимо, произошли из-за чего-то у нас мутации в генетическом коде. И через десять поколений я могу уже общаться с людьми и обмениваться информацией. И вообще, получил способность к наукам. Мне ведь уже по человеческим меркам лет 80, поэтому я такой мудрый.
– Ой ли?
– Не смейся. С вашего завода я попал в хорошую семью. Зимой тихо жил в казённой квартире за плинтусом, а с весны и до осени переезжал на дачу с хозяином, главой семейства в багажнике его «Волги». Там я уж во всю ивановскую пел свои песни. Даже познакомился с местными кузнечиками и сверчками. Там уже было наше многоголосие. А потом я пошёл в школу.
– Как это?
– В той семье рос мальчик, я уже понимал человеческий язык, и однажды сел в его ранец между книжками. Так попал в школу – первый раз в первый класс. Там мне понравилось. Класс был послушный в учёбе, а на переменках ребятишки резвились, как и все. Поэтому я решил со своим молодым хозяином доучиться до окончания школы. За то, что я «ездил» на занятия в ранце, затем в портфеле, а в старших классах в сумке-папке, меня мои родственники прозвали Шульташиком. Затем я со своим хозяином-школьником поступил в ВУЗ, ходил с ним на лекции, семинары, практические занятия, сдавал экзамены. Это был технологический институт. Поэтому я и разбираюсь в технологиях.
– Очень интересно, а что было с тобою, Шульташик, потом?
– Ну, я решил остаться на кафедре, чтобы побыть с аспирантами. Затем уже осваивал кандидатские диссертации.
– Сразу несколько?
– Да, там было несколько аспирантов, я увлёкся 2-3 темами, и у меня получилось.
– А твой старый хозяин, он остался дальше учиться?
– Да, его готовили к этому, но их семья эмигрировала туда, где растут фиги и финики.
– А ты не поехал?
– Что ты! У нас из поколения в поколение передаётся предание, как ты спас нашу семью от дуста. А там, куда приезжают репатрианты, их помещают в карантин, вещи же отправляют на прожарку, или сразу утилизируют. Поэтому я с ними не поехал, остался здесь. Затем ещё учился в гуманитарной Академии у философов и лингвистов. За это меня прозвали и Сократом, и Спинозой. Можешь называть меня любым именем, или просто Сверчком. Но если встретимся с моими соплеменниками, то тогда называй меня вторым или третьим именем.
– Да, интересная история, а как ты нашёл меня, Сверчок?
– Видишь ли, Ион, мутации в организме моих пращуров позволили запомнить тебя по генотипу вашей семьи и твоему личному энергетическому каркасу. Собака и та определяет по запаху, даже будучи слепой. Но это простой пример. А в нашем городе у тебя из родных только мать и сестра, поэтому я и нашёл тебя довольно-таки быстро.
– А откуда и зачем ты пришёл сюда, на кичу?
– Во-первых, чтобы помочь тебе, потому как мы, сверчки, очень благодарны людям за их доброту, в отличие от людей. А пришёл я сюда из Антиподии.
– Откуда, откуда?
– Из Антиподии! Наша Антиподия для людского общества – страна неизвестная. С одной стороны, она и находится, говоря по-земному, ниже Андэграунда, хотя Андэграунд уже и есть первые ступеньки в Антиподию. Но, самое главное, в нашей Антиподии, где живут сверчки и нам подобные, царят другие, отличные законы от ваших, с противоположным знаком. Потому как наш и ваш миры друг для друга – антиподы. Вот ты, Ион, говорил, что когда ты баловался, то родные называли тебя отрицательным ионом, когда вёл себя хорошо, то положительным. Если взять эту посылку за точку отсчёта, то легко построить координаты наших Антиподий.
– О, да ты Сократ и Спиноза в одном лице!
– Очень признателен. Но продолжим. Так как твои родители называли вещи своими именами, то их вносим в координаты Положительной Антиподии.
– Зачем?
– Затем, повторюсь, что сейчас на планете Земля проросла и укрепилась Отрицательная Антиподия. Например, работает человек добросовестно, то его антиподы говорят, что он выслуживается перед начальством. Если он к тому же душевно щедрый, то его называют неудачником, который не умеет жить для своей корысти-выгоды. А вот когда кто-то для своего показного самоутверждения прыгает с крыши дома, или, цепляясь за состав с вагонами, путешествует на крыше электропоезда, или ещё какого-либо движущегося объекта, то говорят: «Вот он герой, храбрец достойный подражания». А это не так, эта бравада с риском для жизни своей и других. Про вороватого человека говорят: «Умеет крутиться, правильно живёт». Ты с этими доводами согласен?
– Да, Сократ, я с подобным сталкивался. У меня на работе было так, что чем я тщательней обрабатывал материалы для отчётов, тем более на меня косилось начальство и проявляло нетерпение. Говорили, что, мол, Ион затягивает работу, ставили в пример верхоглядов. И когда наступала пора подведения итогов, то очень часто в отчётах о работе, мною проделанной, на первых местах фигурировали имена и фамилии этих верхоглядов и иже с ними, которые и пальцем не пошевелили, чтобы мне в чём-то помочь.
– Да, известное дело. И вот ты, Ион, сейчас подошёл к важному для тебя открытию, хотя и не догадываешься пока.
– Это про что?
– Про то, что Отрицательная Антиподия создаётся, и у неё есть авторы. Это – Волшебные Звездочёты. Внешне это респектабельные люди, они успешны в обществе, всегда приветливые и улыбчивые, первыми подают руку и дружески похлопывают по плечу. Но совершают поступки только для своей выгоды. Но тут не только для конкретного индивида выгода, а и для своих сподвижников. И тем они сильны. Если же углубиться в изучение структуры Звездочётов, посмотрев на них через Призму Истины, то они по спектрам распадаются на Звездограндов, Звездоглядов и Звездорадов. Первые из них самые главные, они определяют погоду в настроениях у людей, вторые мониторят процессы в обществе и анализируют их. Третьи создают массовку, как сейчас говорят, запускают необходимые фейки, своего рода смайлики на таблоидах – радостные или грустные. Так же у них есть «Ждуны-Звездуны» – это попутчики, сочувствующие, ждущие своей очереди в иерархии.
– Ну Сверчок-16-й, ты действительно Спиноза!
– Да, люди живут и уходят, их идеи остаются, получают развитие, так как всегда есть мыслители…
– Что, мыслители? Меня ведь на работе часто называли Ион-мыслитель! Значит, я скоро смогу вспомнить свою семью, родных. И вообще, где и как жил, чем занимался.
– Да, лучше вспомнить всё как можно быстрее! Тебе в этом могут помочь в Положительной Антиподии. Что ты запомнил из самого последнего?
– Ну, припоминаю строгий, стальной взгляд, указательный палец в мою сторону и отрывистое: «Думай!», а про что, не знаю.
– О, тогда тебе нужно уходить отсюда как можно скорее, так как это добром не кончится. Потом объясню. А сейчас нужно приподнять юрцы, под ними люк. Я тебе подсвечу, этому научился у своих друзей светлячков.
– Что такое «юрцы»?
– Ну, на них ты ночь проводишь. Их ещё «юрсы» называют, произошло это слово от «ярусы». Когда в XIX веке появились народники, то их стали изолировать от общества. Для этого пригодились старые, заброшенные монастыри. Самых отъявленных «ходоков в народ» помещали в бывшие монашеские кельи, они идеально подходили для одиночных камер, а всех прочих – в трапезные и другие помещения с высокими сводами. Поэтому там полати, по-иному нары, устраивались в два-три яруса. Это позволяло увеличить вместимость арестантов. Оттуда и пошло выражение: «полезай на яруса», «попасть на юрса». Ну да ладно, это всё история, теперь нам нужно до рассвета выбраться отсюда, чтобы утренний подъём не застал нас.
– А куда бежать?
– В мою Положительную Антиподию, тебя со мною туда пустят, да и кое-кто тебя там уже ждёт.
Помостья, сколоченные, видимо, в прошлом веке, немного скрипнув, легко поддались. Несколько вертикальных плашек не стали препятствием к спасительному люку. Люк подался без труда, так как он был деревянный, обитый жестью и покрытый толстым слоем пыли так, что его не было видно, хотя Сверчок и подсвечивал.
– Я первый, а ты за мной – сказал Сверчок.
Ион лег на спину и ногами вперёд стал продвигаться к люку, хотя было тесновато, но что это значило перед свободою, которая ждала впереди
– Ну вот, мы и на подходе к Подземелью – пояснил Шульташик.
– Ой, я не могу нащупать ногами опоры, где ты, мой Вергилий-Сократ?
– Направь свои ноги на мой голос, я подставлю плечи, и вскоре будем на дне колодца, я умею хорошо держаться на отвесных стенах. Ну вот, сейчас немного нагнусь, а ты слазь с моей спины – в кромешной тьме голос Сверчка был глух, но твёрд – добро пожаловать на свободу!
– Спасибо, мой спаситель, но ничего не видно.
– Сейчас немного сниму пьезоэлектрических зарядов со стен, и снова засвечусь, я израсходовал много своей энергии при спуске в колодце.
– Как это удаётся тебе?
– Помнишь, я рассказывал про энергетический каркас, по которому я тебя нашёл?
– Ну, и?
– Так вот, у каждого живого организма, будь то амёба, растение, гриб, животное, человек, есть своя личная энергетическая структура.
– Да, читал, и по телевизору постоянно идут про то передачи.
– Вот и я немного своей энергии направил на свой физический каркас для подсветки, когда нам это потребовалось в ночном путешествии.
– Н-да, немного понимаю эту тему, но как-то до сих пор не верится.
– А ты погляди вокруг себя. Вот и уверуешь!
Ион огляделся и увидел силуэт Сверчка, который начал светиться всё сильней и сильней, так, что стали видны кирпичи кладки колодца и стены уходящего вдаль тоннеля.
– Вот этим путём и пойдём к входу в Антиподию – промолвил Сверчок – это много времени не займёт, оно здесь идёт по своим законам.
И две фигуры, одна светящаяся, а другая немного согбенная, двинулись в путь. Через некоторое время, даже не устав от пути по подземелью, Ион увидел впереди светлое пятно, которое понемногу увеличивалось. И с каждым шагом становилось легче дышать от свежего воздуха, радость жизни вернулась к нему.

Встреча со Старцем

Выйдя из тоннеля, Ион увидел гористую местность, поросшую хвойными деревьями. Это напоминало ему Сибирские Рудные Горы, где он любил отдыхать и летом и зимою. В нескольких шагах от себя разглядел две фигуры (солнечный свет слепил глаза), это были двое мужчин. Один низкорослый загорелый крепыш с кучерявой головой и лихо подкрученными усами. Другой, глубоко пожилой человек, босой, с посохом в руках, весь белый от низа до верха: одежда наподобие хитона из белой ткани, седая, белая голова с проплешиной, седые усы и борода. Глаза старца прозрачной синевы смотрели пронзительно, казалось, достигая до самого дна и сознания, и тела.
– Ну вот, Ион, встретились с тобою благодаря Сверчку-Сократу.
Загорелый крепыш улыбнулся, мотнул немного головой, как бы поправляя свой кучерявый чуб и слегка подкрутив правой рукой ус.
– Я Белый Старец, хранитель Гор и Истины. Известен в каждом народе, и каждый народ представляет и видит меня по-своему, когда я являюсь людям.
Ион почтительно поклонился Старцу.
– Так же я проводник между верхним и нижним миром, вхожу в Совет Старейшин у Кобольдов, подземных жителей. Ниже по иерархии стоят Всевидящие и Посвящённые. Хотя тебя и не посвящали, было принято решение показать тебе немного из Мира Кобольдов. Ты заслужил этого своей земной жизнью.
Ион слушал это с душевным трепетом, Сверчок скромно улыбался.
– Ты не такой как все – продолжал Белый Старец – таких как ты один на миллион, и таких людей с каждой земной эпохой становится всё меньше и меньше. У тебя пытливый ум, ты всегда был добросовестен, выставлял в своей работе, как говорят у вас, планку, которую не всякий мог преодолеть. Это вводило в смущение твоих начальников, но когда наступили на земле новые времена, они стали использовать твой талант в своих корыстных целях. Ты, возможно, это и замечал, но не предавал этому большого значения, творчество было для тебя важнее. У тебя была масса проектов, которые были отвергнуты, так как в земных мерках людям нужна добыча – сразу и много. За тысячелетия развития земного общества в нём мало что менялось. Да, развивались ремёсла, техника, произошла промышленная революция, но страсти и страстишки от землян никуда не ушли. Ты же смог преодолеть инстинкты эгоизма, потому ты здесь. А теперь задавай вопросы.
– Где мы сейчас находимся? Солнце в зените, из узилища мы выбирались до восхода, путь сюда занял минут 10 – 15. Как такое возможно, ничего не понятно! – воскликнул Ион.
– Да, верно. Даже на пути в Антиподию начинаются парадоксы в системе пространство-время. Мы действительно находимся в пятистах километрах от твоего города, и вы действительно со Сверчком-Вергилием добирались сюда своими ногами недолго. А теперь, продолжал Белый Старец – тебе нужно окунуться в Священный источник, только после этого тебе будет позволено попасть в нашу Антиподию. Потому мы здесь и стоим. Окунуться нужно три раза. Первое погружение очищает внешнее наносное; второе погружение смывает коросты собственных ошибок; третье погружение просветляет саму человеческую сущность, готовит для встречи с Истиной.
После этих слов троица двинулась по еле заметной тропинке, петляющей среди камней, поросших лишайником, вниз. Первым шёл Белый Старец, за ним Ион, замыкал шествие Сверчок. Вот они одолели курумник, и в том месте, где он смыкался с горным болотцем, раздался знакомый звук, напоминающий шум воды в городских ливнёвках во время дождя. Но это был рёв подземного потока, ищущего выход на поверхность. Пройдя по стелющимся ковром зарослям черники, процессия вышла к нерукотворной купели, образованной за долгие годы падением маленькой речки на скальную поверхность. Это был небольшой круглый бассейн, в котором благодаря быстрому течению потока, не меняя уровня, бурлила проточная вода.
– Вот он, Священный Источник – обратился к Иону Белый Старец – погружайся в него, не раздеваясь. Нужно отмыть и одежду, на ней тоже нанесена отрицательная информация от воздействий внешнего мира.
Ион вошёл в эту природную чашу и окунулся три раза. Выйдя из купели, он почувствовал прилив тепла, сил и энергии.
– Не тревожься, обсохнешь на ходу. Это усреднит и стабилизирует распределение положительных флюидов, только что полученных тобою – пояснил Белый Старец – как говорил Гераклит из Эфеса: «нельзя дважды войти в одну и ту же реку». Меняющаяся вода в купели всё отмывает и всё выравнивает. Ну, а теперь в путь, к Кобольдам!
Дорога не заняла много времени, отойдя немного в сторону от источника, путники подошли к скале. Белый Старец сказал какие-то слова, коснулся посохом большого камня, по виду монолитного, и ровная плита отвалилась налево вдоль стены, открыв тёмный провал. Это был вход в пещеру. В полном молчании проследовали туда в том же порядке: Хранитель Гор и Истины, Ион и Сверчок. По подземному ходу идти было приятно – нагибаться не приходилось, откуда-то поддувал тёплый сквозняк, как в Московском Метро, путь освещался бликами непонятного происхождения.
Тоннельный путь привёл к сводчатой перегородке, перекрывавшей дорогу. Перегородка была сплошь остеклённой, как в современных офисах или больницах на входе, но более основательной и крепкой. Немного погодя открылась раздвижная дверь, как в супермаркете, и подземные путешественники туда вошли.
– Здесь мы расстанемся – молвил Белый Старец – у нас со Сверчком ещё много дел на поверхности, а ты жди, за тобою скоро придут.

(Окончание следует)

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 7 [только новые]


Добрый админ


Сообщение: 285
Зарегистрирован: 26.10.12
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.03.18 17:47. Заголовок: (Окончание) У Кобол..


(Окончание)

У Кобольдов

– Добро пожаловать в Антиподию! – раздался бодрый голос. – Я один из Посвящённых, должен передать тебя дежурному Всевидящему, он будет тобою заниматься – сообщил маленький человечек в комбинезоне.
Затем человечек усадил с собою Иона в тележку, напоминающую горнотранспортное средство и они покатили вперёд под небольшой уклон.
Стены гигантской штольни, по которой они продвигались, порою были темны, порою искрились, так же иногда переливались всеми цветами радуги.
– Что, нравится? – увидев интерес Иона к новой обстановке, спросил Посвящённый.
– Да, прямо как у Хозяйки Медной Горы.
– Знаем такую книжку, читали. Интересно старина Бажов прописал, близко к истине.
– Что, и Горные Мастера у вас есть, которые видели Каменный Цветок?
– Да нет, это чисто литературные образы. У Кобольдов принцип: поменьше общаться с земными жителями и никого здесь не удерживать, даже если кто очень об этом попросит. Таковы правила нашей жизни.
– А зачем я здесь?
– Тебе уже об этом немного объяснили Сверчок со Старцем, скоро узнаешь.
Наконец свернув в один из коридоров, тележка остановилась.
– Всё, добрались до места, теперь тобой будет заниматься один из Всевидящих – попрощался с Ионом Посвящённый.
– Ну, здравствуй, Ион – прогремел неожиданно голос – помочь тебе мне поручил Совет Старейшин. Я тобою буду заниматься.
– Кто ты и в чём будет твоя помощь?
– Я Всевидящий Технолог, можешь называть меня просто Кобольд-Технолог, мы с тобою коллеги и будем общаться как технолог с технологом. Ты недавно у себя на земле открыл нечто интересное, даже нам это представляет интерес, но за это пострадал. Поэтому Совет решил тебе помочь, послал к тебе Сверчка-Сократа-Спинозу. Сначала необходимо до конца восстановить тебе память, а потом будет видно, что ещё можно исправить.
– Фантастика, никогда бы в это не поверил, если бы кто другой мне про такое рассказывал.
– Ты не первый с подобными проблемами здесь. За многие столетия, таких как ты, здесь побывало много. Некоторые после себя оставили письменные воспоминания, но это до сих пор воспринимается у вас на поверхности как легенды. Устные рассказы стали сказками, преданиями. В честь нас даже назвали химический элемент кобальт. Когда-то давно Кобольды жили рядом с людьми на поверхности. Но наше племя стяжательством никогда не занималось. Поэтому, глядя на распри других племён, разросшихся со временем в целые народы, мы решили уйти под землю, унеся с собою наработки различных технологий. Пока одни воевали, оспаривая право первородства, мы занимались гармоничным развитием своего общества. Кобольды всегда развивались параллельно с людьми, но на несколько шагов вперёд. И так из века в век, из тысячелетия в тысячелетие. Мы всегда внимательно отслеживаем происходящее на планете Земля, и все здравые идеи землян воплощаем в развитие своих технологий. Только в крайнем случае мы подбрасываем идеи людям.
– Но как говорили древние: «Per aspera ad astra» (через тернии к звёздам) – продолжал Всевидящий Технолог – нам предстоит заглянуть в Призму Истины, ты там увидишь много интересного. Призма передаёт всё без искажений, как прямое зеркало, и ты многое, происходившее ранее с тобой, увидишь правдиво. Такое зрелище наверняка во многом разочарует, но и эту горькую чашу нужно испить до дна.
С этими словами Кобольд-Технолог усадил Иона в кресло напротив большого экрана, одел на него венец из множества различных кристаллов, в ладонь левой руки вложил шестигранный берилловый кристалл. Правую же руку испытуемого положил на столик ладонью вверх.
– Теперь расслабься, ни о чём не думай, ощущай вибрации от кристаллов, дождись картинки на экране. Это посущественней, чем 3D формат.
Через некоторое время на экране пошли картинки из недавнего прошлого Иона. Вот он в технологической лаборатории на своей прежней работе склонился с коллегами над чертежами. Вот он выступает с готовым проектом перед Техническим Советом. Вот члены Техсовета что-то бурно обсуждают. Вот он в командировке по обмену опытом на родственном предприятии. И наступившие новые времена, когда завод, на котором работал Ион, был продан. Это было странное время: люди оставались те же и на своих местах, но что-то в них поменялось. С этого момента происходящее на экране стало дополняться звуками, сначала трудноразличимо, прерывисто. Затем звуки стали более чётки. И произошло то, о чём предупреждал Всевидящий Технолог – разочарование от понятого. Оказалось, что коллеги стали разбиваться на группировки, группировки мельчать до группок. Там стали царить страсти к наживе, это выражалось в тайном распределении премий, которые без излишнего афиширования отпускались за срочные, внеплановые работы. Часто среди поощряемых не было истинных исполнителей – их никогда не вводили в курс дела, просто ставили перед фактом необходимости выполнения конкретного задания. Затем наступила эпоха оптимизации на предприятии. Она представляла собою отказ от собственных разработок в пользу покупных технологий, что логично влекло за собою и отказ от услуг многих работников.
В итоге Ион оказался в маленьком литейном предприятии, где продолжал работать технологом по своей профессии, хотя и не в прошлых масштабах. В связи с новыми временами кадровых, стабильно трудящихся работников всегда не хватало, поэтому ему приходилось, что называется «на ходу», обучать вновь принятых, в большинстве случаев далёких от металлургии людей. Это создавало свои сложности. Однажды возникла необходимость выплавить в индукционной печи сталь для отливки. И именно в этот момент Иона вызвали на срочное совещание к директору. Плавка и заливка проводились без него. И на следующий день выяснилось, что был получен брак, как по самой отливке, так и по химическому составу изделия: количество углерода в пять раз превышало требуемое. Конечно, Иону за это влетело. Но тут произошло неожиданное открытие: пробы металла, вылитые в специальные стальные формы, и оставленные в них, будучи лишними, имели необычный вид. Они имели узорчатый рисунок на поверхности, как у булата. Про булат Иону было известно ещё с института. А тут – вот он, булат, полученный парадоксальным случаем. Ион, как начальник литейного участка, ознакомился с паспортом плавки. Стало очевидным следующее: металлошихта была с избыточным углеродом, что-то намудрили со временем выдержки плавки и в печи, и в ковше. Запасные пробы с металлом были по небрежности засыпаны утеплителем и мусором, поэтому и нашлись только на следующий день, когда выбивали отливку из опоки.
Иона решил показать кусочек парадоксального металла своему старому институтскому преподавателю по металлургии стали, Учителю, как его многие называли. Проба была стандартная – обычный усечённый конус, который отправляют в лабораторию на химический анализ. На месте распила тоже хорошо просматривались завитые волнистые узоры, чем-то напоминающие волокна карельской берёзы. Несколько лет назад Учитель окончательно вышел на пенсию и проживал уединённо, как он говорил, на росстанях. В загородном посёлке его дом стоял рядом с перекрёстком трёх дорог, соседи шутили, занял мол, стратегически важное положение.
Добравшись до места на пригородной электричке, Ион не сразу узнал место: перекресток был тот же, но одна из дорог расширена и заасфальтирована. Домика Учителя он не обнаружил, на месте его участка находилась большая усадьба, прихватившая, по-видимому, ещё и соседскую землю. Знакомой калитки не было, но был высокий забор из рифлёных металлических листов с гигантскими, как показалось, въездными воротами. В этих воротах была смонтирована входная дверь. Ион позвонил и постучал в неё. Не торопясь, как бы нехотя, дверь отворилась. Оттуда выглянул высокий детина с пышной копной волос цвета спелого ячменя. «Тебе чего?» – спросил привратник. «Учителя хотел бы увидеть» – ответил Ион. «Таких здесь нет» – прозвучал ответ. В щель между дверью и фигурой детины просматривался разъезженный колеями двор и две грузовые фуры. Всё стало ясно без дальнейших расспросов: учитель съехал отсюда, а здесь обосновались деловые люди. Оставалось порасспросить соседей. Но они отвечали неохотно, дали понять, что года два назад хозяин дома поменялся, и старый владелец перебрался куда-то в другое место. Усадьбу профессора и соседскую скупили рыночные торговцы – здесь они устроили и склад, и перевалочную базу. Ион решил, что верней будет обратиться в Совет ветеранов института по поводу Учителя.
Тем временем рыжеволосый привратник, наблюдая за продвижением Иона по посёлку, кому-то стал названивать по телефону. Диалог был такой:
– Ты, это, пробей-ка одного фрукта, он тут ходит, чего-то вынюхивает.
– К-к-а-ак-к п-поо-обить? – На том конце провода был явно заика.
– Да по полной пробить! Ты там скажи своим, чтоб пошустрее.
– П-п-оо-ня-ятно, п-п-оо-ополной п-п-о-обить!
– Давайте, действуйте, он пешком, наверняка пойдёт на станцию.
Ион, без толку обойдя соседей, пошёл на небольшую железнодорожную станцию ждать электричку, до которой был ещё час времени. Расположившись на скамейке в глубине небольшого сквера, предался мыслям, не чувствуя надвигающейся опасности. А потенциальная опасность исходила от группы молодых бездельников, бесцельно слонявшихся вдоль станционной платформы. Вдруг у одного из них, самого высокого, зазвонил мобильный телефон.
– Ды-ды-длинный, ты? – прозвучал вопрос заики.
– Да, Репа, это я – ответил высокий парень.
– Ту-ту-ту-ут есть чу-чужой. Ви-видел?
– Да, он в сквере отдыхает.
– По-по-побей у-у-у не-не-его вы-вс-сё. Уз-з-знай п-п-по-полной, за-зачем ту-ту-тут о-о-он.
Верзила понял указание заики-Репы по-своему, и сказал своим дружкам:
– В общем, так, есть приезжий. Его нужно побить по полной, узнать, чего он тут, и на этом всё.
И компания гулеванов отправилась шаркающей походкой, нарочито ссутулившись, шурша первыми опавшими листьями, к одинокой скамейке.
– Эй, друг, дай-ка закурить! – раздался голос одного из лоботрясов.
– Нет у меня, не курю – ответил Ион.
– А мы у тебя не спрашиваем, куришь ли ты. Ты что, вопроса не понял?
И с этими словами верзила ударил Иона кулаком в лицо. Толпа загоготала. Ион опустил руку в карман и зажал в ладонь распил пробы бракованной плавки. Длинный вновь замахнулся, но получил неожиданный удар в солнечное сплетение и согнулся пополам. Толпа налётчиков немного опешила, но потом набросилась со всех сторон на Иона. Он отчаянно отбивался от них, как от стаи бездомных собак. Удары сыпались с разных сторон, но не каждый достигал цели – обороняющийся двигался как боксёр на ринге. Длинный тем временем разогнулся, вырвал из спинки скамьи деревянную рейку, и ударил ею сзади Иона по голове. Тот от удара взмахнул руками, выпустил из руки спасительный кусок железа, пошатнулся и упал на спину. Последнее, что Ион запомнил – это как он вцепился руками в шевелюру склонившего над ним главаря.
Экран потемнел, хотя оставался включенным.
– Вот все последние события ты и увидел – сказал Кобольд-Технолог – а о твоём прошлом ещё немного напомню. Примерно лет 20 назад ты подавал заявку на изобретение, хотел внедрить в производство электродоменную печь. Но не из тех, которые использовались в 30-х годах XX века в Скандинавских странах, а принципиально новой конструкции. Ты же хотел использовать в плавке синергию от электрического потенциала, образующегося в самой печи при обычной плавке и электромагнитной индукции, наводящейся от обмоток в толще огнеупорный кладки. У тебя тогда потребовали создать подобную установку, а потом регистрировать изобретение. Идеи тогда у вас не патентовались. Поэтому, Ион, извини, но мы твою идею развили и внедрили производство.
– А как вы узнали про мои разработки?
– Да и не только про твои. У нас ведь не один Сверчок-Шульташик осуществляет связь с Верхним Миром. А теперь восполним твою утрату.
И Всевидящий Кобольд-Технолог вложил в руку Иона стальной цилиндрик.
– Вот булатная сталь, проковывай её аккуратно, не теряй узор. Ты сможешь многого добиться. Ну, я отключаю экран, пора тебе выходить на Землю!

Заключение

– Ну что, пора отключать от аппарата. Пора выходить ему из комы – вынес решение заведующий травматологическим отделения Железнодорожной больницы на утреннем обходе – если этот неизвестный выкарабкается, то его счастье. Ой, а что это у него в руке? У него же в обоих кулаках были зажаты чьи-то волосы, когда привезли его к нам из милиции. Хорошо помню, что другого у него не было, я же тогда дежурил по больнице.
Из чуть разжатой ладони Иона медики высвободили стальной цилиндр. С этого момента началось возвращение Иона в жизнь. Сначала несколько дней он лежал на старом месте, затем перевели в отдельную палату. И там он узнал много интересного. Тётя Паня, санитарочка, поведала ему, что она тот железный цилиндрик забрала себе домой для мужа, который торговал на местном рынке кедровыми орехами. У него не хватало гирек, и он его использовал как разновес. Однажды охранник увидел этот цилиндрик, и повёл мужа к своему начальнику по режиму безопасности на рынке. Тут и выяснилось, что это не простая железячка, а какой-то, по-видимому, высокий сорт булатной стали. И начальник охраны сменил гнев на милость: отпустил незадачливого торговца орехами, дав ему 500 рублей, за тем, чтобы никому об этом цилиндрике не говорил. И пригрозил напоследок, что может ещё и лишить его торгового места. После этого она видела этого рыжего начальника охраны в кабинете заведующего отделением, когда там убиралась. Этот здоровяк с причёской цвета спелого ячменя хотя и говорил вполголоса о чём-то с заведующим, Паня поняла, что разговор шёл об Ионе. Суть разговора сводилась к тому, чтобы больного хорошо выходить, поставить на ноги, и заранее сообщить о дне выписки. Мол, нужно позаботиться о брате, которого они потеряли три недели назад, и вот с трудом его нашли. Когда рыжий начальник охраны уходил, он оставил заведующему отделением большую корзину с фруктами и два набора с вином и коньяком. Ион вновь почувствовал сосущую тревогу под ложечкой, наподобие той, когда он узнал от Сверчка, что находится под арестом, и когда у него в сквере потребовали закурить.
Прошла ещё неделя, Ион окреп, стал самостоятельно прогуливаться по больничным коридорам, сдавал анализы. Сама обстановка подсказывала, что он накануне выписки. Но выписка означает, что он попадёт в руки дельцов, интересующихся булатной сталью. А это для них выгодный бизнес, грозящий ему настоящим рабством. Такие были грустные мысли.
Через пару дней после заключительного обследования Паня позвала Иона и сказала, что его хочет видеть какой-то человек. Сердце ёкнуло: от жуликов можно было ожидать чего угодно. На крылечке стоял улыбающийся приземистый загорелый крепыш, лицо его показалось знакомым. Тревога отлегла.
– Я пришёл за тобой, пора собираться – произнёс крепыш.
– Но я не знаю тебя – ответил Ион.
– Как, ты забыл путешествие к Белому Старцу и в Антиподию? Кобольды не помогли тебе? – С этими словами незнакомый знакомец характерным движением лихо подкрутил правый ус и поправил кучерявую причёску – А ещё товарищем по Андэграунду мне был!
– Сверчок, Шульташик, Сократ-Спиноза, это ты?
– Да, давай, собирайся быстрее, тебя уже выписывают, скоро за тобою приедут эти…
– Понял, я готов: «Нищему собраться, только подпоясаться».
– Вот и ладно, пройдём со мною.
Ион со Сверчком прошли через больничный дворик к малозаметной калитке.
– Так будет надёжнее, через служебный вход – Сверчок придержал снаружи дверь, помогая пройти Иону.
После чего они сели в «Жигули» 4-й модели.
– Садись сзади, так надо – приказал Сверчок, заводя мотор.
Машина потихоньку тронулась. Когда выезжали из проулка к дороге, вдруг Сверчок неожиданно крикнул:
– Ложись!
Ион мгновенно упал на левый бок, нечаянно задев головой портфель, в котором лежало что-то тяжёлое и твёрдое. «Не хватало ещё раз травмироваться после таких приключений» – подумал он.
– Да там, похоже, за тобою поехали охотники. Вон «Тойота» пролетела на «красный», видать, торопятся – пояснил Шульташик.
– А там был рыжий?
– Да, он за рулём, и при нём двое с автоматами, но они уже нас не достанут. Тебя они не знают, через месяц забудут твою внешность. Да и бороду сбреешь, отросла, пока был в казённых заведениях. У тебя же твои документы дома?
– Да, а куда мы едем?
– Открой портфель, загляни.
– О, да тут образцы металла, пробы какой-то плавки!
– Да, той самой, твоей парадоксальной. Ты не тревожься, тебя не уволят за прогулы. Тебя уже отстранили от должности за тот брак, который отлили без тебя, когда ты был на рапорте. А работу всегда себе найдёшь. Теперь тебе нужно отдохнуть за городом, на чистом воздухе.
– Что, опять пойдём в Рудные Горы?
– Нет, мы едем в посёлок Металлист, до него 50 километров.
– А что там?
– Не что, а кто! Не догадался?
– ???
– Мы едем к твоему Учителю. Он проживает там, в Кузнечном проезде, дом 13. Переехал туда два года назад, когда эти с фурами прикатили, им приглянулось место. Вот и съехал тихо-мирно. И никто не знает, где он.
– Ну, тогда прощаемся с прошлым, едем к новой жизни – подытожил Ион.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Старшой




Сообщение: 339
Зарегистрирован: 09.11.12
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.18 12:02. Заголовок: У кого то в башне та..


У кого то в башне тараканы, у кого то в чердаке сверчки... Много пространной философии...легенда? Ну так Белый Старец,Антиподия... Или это шизофрения? Судя по тому, что повествование явно порезанное и автор хотел бы больше рассказать про параллельную цивилизацию , и у него много идей...Только вот вопрос зачем сверчкам,кобольтам и тараканам, т.е. Старцам понадобился Ион? Ну значит понадобился... Этакий вариант "Ночного,Дневного,Сумеречного надзора", классическая городская фэнтези на новый лад. Читать было местами познавательно, но итоговая логика оказалась скомканной. В полном формате может быть это бы и выстрелило как шедевр.В этом же варианте вызывает некое недоумение. Автору и Иону хорошо, он нашел себе собеседников в виде Сверчков и прочих придуманных друзей.Станут ли друзья автора , друзьями читателя? Ну если выпить побольше...или пыхнуть...то все возможно.

Это не Я грубиян, это вы изнеженные и мнительные Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 37
Зарегистрирован: 04.03.18
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 21.03.18 17:01. Заголовок: Трудновато продирать..


Трудновато продираться. Всё-таки повествование должно быть или вкусным, или захватывающим, или приводить к такому финалу, что аж слёзы либо искры, либо какие ещё признаки катарсиса. И такие рассказы на нынешнем конкурсе есть, что не может не радовать. Но Антиподия, увы, не из них.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 11
Зарегистрирован: 23.03.18
Откуда: Россия, Хабаровск
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 23.03.18 14:34. Заголовок: На самом деле в высш..


На самом деле в высшей степени перегруженный рассказ. Чтобы понять какая в нём идея – пришлось в буквальном смысле продираться через непонимание, нехотение читать дальше и не желание разбираться, что же происходит. Слишком много отвлечённого и нагромождение не нужного сюрреализма, похоронившего своей массой рассказ. Что называется - хвост машет собакой.
Есть нестыковки в сюжете: то человек помнит, что он творческая личность, то чуть ниже – не помнит совсем ничего. Да и кто такие кобальты, я так и не уяснил, кроме того, что какой-то народец. Но где и как он живёт и почему они могут проникать в сознание человека в коме – не ясно.
Задумка интересна, мог выйти лаконичный рассказ на социальную тему.
И, конечно, не мешало бы вычитать. У меня у самого не всегда дружеские отношения с Русским языком, но тут уж слишком безграмотный текст, много орфографических и стилистических ошибок.
«– ???», пропущенные пробелы, кавычки: «Что это? Где, жив ли? – Медленно проползали эти мысли в голове.», нет тире и зпт в диалогах:
– О, да, ты, конечно, и не знаешь, где находишься – отчётливо послышалось в ответ. 
– Кто прочёл мои мысли? 
– Да нет, просто это ты, видимо, невольно произнёс их вслух, ответствовал тот же голос. 

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 55
Зарегистрирован: 04.04.17
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 25.03.18 19:09. Заголовок: Что перегруженный ра..


Что перегруженный рассказ, то уж перегруженный. И даже элементов легенды не увидел. Элемент утопии есть, антиутопия? - ну тоже, наверно, как-то есть. НФ - тоже вроде есть. А где легенда-то, тем более городская? Рассказ на социальную тему - тоже мог бы выйти, но уж перегруженности много. Вредно для рассказа.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 63
Зарегистрирован: 16.05.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 31.03.18 05:57. Заголовок: "Буратино, Бурат..


"Буратино, Буратино, я Сверчок" .
Напрягает обилие слов с заглавной буквы: Всевидящий Кобольд-Технолог; Белый Старец, хранитель Гор и Истины... В количестве одной-двух штук такие вещи могут добиться желаемого эффекта (подчеркнуть важность, может, даже сакральность существа или события). Когда их встречаешь через слово - вместо пиетета возникает глухое раздражение, после чего текст перестаёшь воспринимать всерьёз. Всё-таки у рассказа формат не детской сказки, а попытка серьёзно рассказать о неких философских вещах. К сожалению, именно попытка...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 68
Зарегистрирован: 01.09.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 02.04.18 05:55. Заголовок: Легенда тут есть, ве..


Легенда тут есть, вернее, сам этот рассказ основан на представлениях коренного населения о народе, ушедшем под землю. Аухат-шаман рассказывал, что когда-то это племя жило бок о бок с шорцами. Жили мирно, особо не толкались, но мудрые люди из этого племени говорили, что придёт белый человек, принесёт с собой железный топор, начнёт рубить деревья, выводить тайгу и притеснять местное население. И вот, когда русские стали переселяться в эти места, всё это племя собралось, и ушло под землю. Владимир Соколаев рассказывал про похожую легенду у алтайцев. Так что автор взял этот миф и на него накрутил свою утопию.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 9
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет



Яндекс.Метрика