On-line: гостей 0. Всего: 0 [подробнее..]
Форум КЛФ "Контакт" г.Новокузнецка. Тут вы можете познакомить всех со своим творчеством, получить помощь в написании фантастических рассказов, помочь в этом другим и просто со вкусом пообщаться.

АвторСообщение
Добрый админ


Сообщение: 111
Зарегистрирован: 26.10.12
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.05.15 19:45. Заголовок: Рассказ №10 Рурх


Рурх



«Я, Рурх, последний из рода, пишу эти строки…»
Рукопись закончилась, практически не начавшись. Яков положил листок. Отпечаток, снятый когда-то со сланца, не дал ничего. Только имя. Имя добытого персонажа. Цена которому – мудрость веков. Значение ему – вечность.
Он так надеялся на перевод, и вот не получил практически ничего. Только имя.





Рурх сидел на скале. Не так часто в последнее время ему удавалось вот так просто посидеть, любуясь закатом или восходом. На этой планете бывали потрясающие закаты. Иногда он думал, что ради таких мгновений и стоит жить.
Почти стемнело, когда он поднялся, расправил крылья и полетел вдаль, туда, где за лесами и полями была его цель – корабль, на котором улетят последние, кто оставался на планете всё это время. Их миссия закончена. Рурх посмотрел вниз. Закончена ли?
Распаханные участки земли освещались угасающими лучами. Чужаки, прилетевшие сюда, изменили всё, даже облик планеты. И расхлёбывать придётся уже не им – Рурх был в этом уверен. На смену пришельцам придут другие существа. И тогда уже на Земле никому не будет спасения.


Вотан зажёг огонь, Мара принесла глиняный горшок. Каменное жилище осветилось неровным пламенем очага.
- Кáйлас ещё не вернулся? – жена прекрасно знала, что нет, но изо дня в день задавала один и тот же вопрос.
- Нет, милая. Рогас сказал, что видел его в восточных землях. Он обязательно вернётся.
- Мы будем ждать, - вздох вырвался из её груди, ударил в стены, глухо пролетел в дверной проём, ворвался в ущелья.
Ночной стрёкот птиц оглашал посёлок. К жилищу подошёл путник. Постучал посохом возле порога.
- Кто там? – окликнула Мара.
- Винди, жрец.
Муж с женой переглянулись.
- Заходи, - коротко бросил Вотан. – С чем пожаловал?
Представительный мужчина, украшенный длинной чёрной бородой, подошёл ближе к очагу. Огонь заиграл на глубоких морщинах.
- Садись, - предложил хозяин, кивая на мраморный куб, искусно выточенный сверху, так что сидеть на нём было удобно несмотря на отсутствие спинки. Гость сел.
- Не жарко тебе в этой одежде? – съязвила Мара. Небось, ни ветерок не обдует, ни влага не испарится. Потеешь поди под этим мешком?
- Ничего подобного, - с достоинством ответил жрец. – Это одежда священника. Она делает нас ближе к богам и не даёт гнусным помыслам проникнуть к телу.
- Каким ещё помыслам? – усмехнулась Мара. – Девок щупать она тебе, что ли, мешает?
- Ну-ну-ну! – привстал жрец. – Не стоит так пренебрежительно говорить о священнослужителе. Боги стоят за мной. Не почитаешь меня, не почитаешь богов.
Вотан скривился.
- Да сядь ты, - почти приказал он. – Что будешь? Боги забрали всё, что могли. Осталась пара лепёшек и сома.
- Давай лучше пить.
Вотан налил из кувшина драгоценную влагу. Жрец припал к сосуду так, как будто не пил целую вечность. Утерев усы, он спросил:
- Где сын твой старший, Мара?
Женщина дрогнула, замерла с кочергой в руках. Вокруг очага рассыпались угли.
Перехватив её взгляд, Вотан ответил:
- Пошёл за зверем.
- За зверем? – голос жреца переходил в визг. – А почему не пашет, не сеет? Боги пришли, чтобы люди научились добывать хлеб себе, а не зверя. Зверь скоро уйдёт, и нет его. Только зерно в полях, обрабатываемых человеком, будет служить вечно.
- Оно и видно, - зло бросил Вотан. Леса свели, скоро птицам негде будет гнездиться. А всё этот хлеб. Зерна и так было достаточно на лугах. Зачем столько?
- Богам! – вскочил жрец. – Боги требуют жертв. Ты же не хочешь, чтобы они просили в жертву людей, как этого требовали драконы?!
- Драконы никогда не требовали жертв! – не выдержала Мара. – Они людей не убивали.
- Ка-а-ак?! – заорал бородатый жрец. – Как смеешь ты говорить такое, презренная?! Всегда! Слышишь!? - всегда они требовали кровавых жертв! Эти чудовища, они хотели одного – погибели человеческой.
- Врёшь! – бросилась на него Мара. – Врёшь, гад ползучий! Никогда они этого не хотели. Это боги твои – они во всём виноваты. Зимы стали холоднее, звери ушли, дети от непосильной работы болеют. Ты со своими богами портишь нам кровь. Ты, а не драконы! – глаза её сверкнули так, что жрец невольно попятился, чуть не споткнувшись и не кувыркнувшись через сиденье. – Ты!!!
Отстранившись, он пришёл в себя, погрозил клюкой:
- Всё, я всё расскажу! Ждите гостей, неверные!
Длинная одежда жреца задела дверной проём, и на пороге пискнула собака, пропуская незваного гостя. Супруги обнялись, крепко прижавшись друг к другу. Вотан обхватил руками гибкую талию жены, склонился к её волосам:
- Не бойся, мы уйдём. Он ничего не сможет нам сделать.
- Кáйлас придёт, а нас нет, - она подняла глаза к возлюбленному.
- Пойдём ему навстречу, дорога одна. Если повезёт – встретим.
- Хоть бы он успел, - женщина стала приседать, - хоть бы успел.



Кáйлас перевалил через хребет. Солнце двигалось к горизонту. Юноша достал крест с окружностью, взялся за рукоять, смерил угол. Потом воткнул этот же прибор в землю, проверил тень. Он шёл в правильном направлении. Ещё немного, и должен показаться лагерь.
Закинув мешок с припасами за плечо, он пошагал вниз по склону. Там виднелась деревушка, и парень надеялся поесть, чтобы сберечь запасы еды для последнего рывка.
- Здоровы будьте, други! – приветствовал он обитателей ближайшей избушки.
- И ты здрав будь, - смуглый от горного солнца селянин рассматривал его из-под кустистых бровей. – Куда идёшь?
Красивая девушка выглянула из-за двери, прикрыла рукой смешок и скрылась. На ней была та же цветастая одежда из лёгких тканей, что и у всех, кто попадался на пути последний месяц. Лёгкая, воздушная ткань держала холод горными ночами и давала прохладу знойным полднем.
- Иду к Ракху, великому дракону здешних мест.
Селянин нахмурился.
- Мне сказали, что он один из последних, кто остался.
- Кто сказал тебе такое, путник?
Кáйлас испугался. Неужели Мах ошибся? Неужели ближайшее обиталище драконов разрушено?!
Старик прочитал отчаяние на лице гостя.
- Заходи, присядь, отдохни с дороги. Аванти! – позвал дед. – Накорми гостя, а я народ кликну. Как-никак, к нам гости редко забредают.
Парень сел, почти что сдувшись от разочарования. Опустил руки, сняв ношу с плеча, спустил на пол.
- Как звать тебя, путник?
- Зовут меня Кáйлас, и пришёл я с западного моря.
- Долгий путь, - покивал старик.
- Что случилось? Когда ушли драконы?
- Дней десять назад. С запада нагрянули колёса богов, бой был недолгим. Хорошо, что лучевое оружие не стали применять. Говорят, к юго-востоку до сих пор после их битвы жить нельзя. Земля заражена, а у тех, кто выжил, на теле язвы.
- Что-то осталось?! – на надеждой в голосе взмолился Кáйлас. – Хоть что-то.
- Нет, - мотнул головой старик. – Сын ходил, смотрел, всё забрали, улетели.
- А сами драконы где теперь?
- Ты бы лучше спросил, где теперь боги.
- Где? – он испуганно посмотрел на селянина.
- В долине поселились, в дне пути отсюда. В горы не пошли, там нельзя сеять. Говорят, посадили зерно и виноград. Теперь пьют вино и пьянствуют.
Кáйлас не мог поверить. Последняя надежда - позвать на помощь драконов. Без них не победить, не выстоять. Боги всё захватят, всех обратят в рабство, как сделали с соседними областями. И так, когда он уходил, всех взрослых мужчин сгоняли на поля. Что же теперь делать?
- А драконы где? – снова спросил он.
Старик внимательно посмотрел парню в глаза.
- Улетели.
- Все?
Узловатым пальцем селянин почесал переносицу.
- Очень хочешь их найти?
- Да!
- Есть один способ…
- Какой? Говори, не мучай.
В дом начали заходить соседи. Здоровались, рассаживались вокруг. Некоторые одобрительно смотрели на человека, в одиночку проделавшего такой путь, другие – с недоверием.
Мужчина с кожаным шнурком вокруг головы поздоровался с хозяином, сел поближе и протянул выделанную шкуру животного:
- Откуда ты?
Кáйлас рассмотрел карту. Горы были выписаны очень тщательно. Линия морского побережья, реки, горы.
- Вот, - ткнул он.
- Один шёл?
- Сначала втроём, потом один остался. По дороге земляков встретил, весточку родным передал. С зимы дома не был.
Аванти с женщиной постарше, видимо, матерью, собрали полный стол кушаний. Гости чинно принялись есть, не спеша поддерживая беседу. Кáйлас в нетерпении съедал одно блюдо за другим, стараясь вывести разговор на нужную ему тему. Но здесь, видимо, торопиться не любили.
- Всему своё время, - промолвил старик. – Подкрепись, отдохни хорошенько.


Мара проснулась от сильного шума. Как будто что-то грохотало по камням. Выглянула на улицу и увидела железную повозку, битком набитую тюками. Две диких лошади везли её по каменной дороге между домами, изредка задевая стоящие по сторонам ёмкости для сбора дождевой воды.
- Посторонись! – прикрикнул возчик на соседского мальчишку, что стоял, разинув рот, у своих дверей.
Когда повозка проехала, Мара заметила за ней ещё одну. А дальше, похоже, их была целая вереница.
- Что это? – ахнула соседка, Милана.
Они не заметили, как Вотан вышел из дома:
- Везут подати. Собирают вёс во дворец.
- Ох, надо уходить! – воскликнула Мара. - Не к добру это. Ох, не к добру.
Муж тотчас нырнул в дом, быстро собрал вещи. Миг, и они уже были готовы покинуть дом навсегда.
- Бери их! – раздался хриплый голос. – Всех бери! На праздник понадобится много рабов, много податей.
Люди не успели оглянуться, как их схватили, связали, приковали к повозке, где уже было два десятка таких же, как они, прикованных двумя цепями. Безвольные, измождённые, пленные послушно следовали по колее.
Мужчины пробовали сопротивляться, но их кольнули чем-то в голые мускулистые плечи, и они так же отрешённо, как и все, поплелись куда-то прочь от посёлка.
Закончилась дорога, потянулись колючие кусты. Мара хотела почесать ноги, исхлёстанные засохшей травой. Шерстяная одежда цеплялась, нестерпимо хотелось пить. Солнце палило нещадно. Их привели в порт, посадили на плавучий корабль и повезли в тёмных, пропавших рыбой и перебродившим вином трюмах. Немного кормили, немного поили. Чем-то, что вызывало дрёму, и смутные образы теснились в голове, заслоняя главное – качку и плохо переносимую тошноту.

Вотан не понял, когда пришёл в себя. Плавание продолжалось недолго – Солнце садилось и вставало там же, где, он помнил, оно садилось и вставало в последний день, когда он был свободным человеком. Звёзды, видимые сквозь решётку, подтверждали – проплыли они недолго и находятся на том же берегу, только чуть южнее.
- Выходи! – надсмотрщик плетью выгонял мужчин, следя, чтобы никто из них не попытался сопротивляться. Тем, кто выглядел слишком уверенно, снова кололи руку, и они превращались в послушных и на всё согласных существ.
Один из стражи вгляделся в лицо Вотана. Тот старался вести себя, как полусонный, и его отправили дальше. Через полчаса они пришли в большой золочёный дворец. Огромные ворота открылись сами собой, пропустив всех до последнего, и снова закрылись. Полутёмные коридоры сменились большим залом, где мужчин и оставили, приказав сесть на пол. Осторожно осмотревшись, Вотан увидел неподалёку троих земляков. Вид у них был неважный.
- Вотан! – раздался тихий голос откуда-то сзади.
Осторожно развернувшись, он увидел охотника, с которым в прошлом году они ходили в горы.
- Сонг, - шёпотом ответил Вотан. – Давно ты здесь?
- Месяц, как оглушили и схватили. Я пытался меха на их оружие обменять. – Он потихоньку, не вставая, подъехал поближе.
- Зачем ты это сделал?
- Дурак был. Не знал, что они оружие только страже своей доверяют.
- И что теперь?
- Да используют в некоторых работах, потом снова запирают. Сбежать отсюда нельзя, двери просто так не открываются.
Будто в ответ на его слова двери распахнулись, и вошёл человек – нет, не человек! бог! – понял Вотан – в сияющих доспехах. Раньше ему приходилось видеть такое только издалека, когда он во время охоты подходил близко к городу богов. Бог осмотрелся, прошёл между рядами лежащих и сидящих людей, что-то сказал сопровождавшим стражникам.
- Говорит, нужны самые сильные, - чуть слышно, не шевеля губами, прошептал Сонг.
- Ты их понимаешь? – спросил Вотан также неслышно.
- Не всё.
Их обоих определили в носильщики – они должны были таскать на плечах платформу, на которой восседало божество. Имя у него было какое-то труднопроизносимое, ну да Вотан и не собирался его запоминать. С какой это стати он, человек, станет запоминать имя какого-то пришельца!? Пусть его пленили, но он был рождён свободным. Они могут подчинить его тело, но никто не имеет права диктовать ему мысли. Именно так учили драконы. Они знали в этом толк, приучая людей быть свободными.
Бога таскали двенадцать человек. Вотан заметил, что божества придавали какое-то сакральное значение числам. Если драконы использовали их чисто в практических целях – изучать движение звёзд, считать, измерять время и расстояние, то боги: строили здания - число их всегда было равным, где бы строения ни находились. Где-то стояли люди - по двенадцать в ряд. Предметы расставляли - строго определённое количество, не больше, не меньше. Сам Вотан объяснения этому не находил, а Сонг ничем помочь не мог. У него был хороший слух, натренированный на птичьих трелях, и он знал многие фразы, их точное значение или приблизительное. За месяц и Вотан начал понимать отдельные слова. Особенно приказы.
Они договорились, что будут всё подмечать, найдут выходы из города и выведут людей, как только это станет возможным. Они давно могли бы сбежать вдвоём, но Вотан знал – где-то здесь, рядом, его жена. Он не хотел уходить без Мары. Да и своих односельчан было неправильно оставлять здесь, в рабстве.


- Всё готово, - Кáйлас оглядел небольшой отряд. Смельчаки согласились проводить его и подать сигнал, даже если это будет опасно. Боги могли заметить их передвижение и нагрянуть в любой момент. Костры же, разложенные на вершине, они заметят наверняка. Не могут не заметить.
- Есть один сигнал, - рассказал старик. – Когда-то драконы сказали, что если их не будет рядом, они увидят его с высоты. Надо только правильно выложить знаки.
Молодые мужчины карабкались по склону. Это была самая высокая гора в округе. Сигнал будет заметен с кораблей. Кáйлас очень надеялся, что корабли всё ещё здесь, что драконы не покинули Землю навсегда.
Снежные вершины блестели в ослепительных лучах. Парни надели на глаза защиту, но она мало помогала. Как только луч попадал в узкую щель маски, цветные пятна плясали и не давали видеть очень долго. Местные справлялись с высотой лучше, Кáйлас же временами не мог дышать. Аванти дала ему талисман – зелёный камушек, и он временами доставал его и смотрел. Резь в глазах уменьшалась.
- Смотри! – один из парней вытянул руку. В небе мелькнул луч и пропал.
- Разведка богов.
- Надо торопиться, - тяжело дыша, Кáйлас перевалил через уступ. – Подадим сигнал, а там будь что будет.
Они разложили костры точно так, как показал старик. Стало легче, когда хворост был сброшен. Заодно на огне можно было зажарить пару гусей, которых удалось подстрелить на подходе к вершине.
- Будем ждать здесь или спустимся вниз? – спросил самый молодой, Рух.
- Вы спускайтесь, а я останусь поддерживать огонь. Неизвестно, когда его увидят.


Мара разливала вино. Боги, развалившись на мягких ложах, медленно попивали из золотых кубков. Говорят, у них тысячи людей работали на золотых приисках, добывая то, что боги любили почти так же сильно, как вино.
- Налей ещё! – приказал один из богов, самый противный. Почему-то его Мара ненавидела больше всех. Послушно налив из кувшина, она отошла в сторону. Найти бы Вотана! Вместе бы они сбежали из этой проклятой ямы. Дворец был построен на холме, но даже в хорошо освещённых помещениях ей казалось, что она находится под землёй. И с этим чувством ничего нельзя было поделать. Иногда она по несколько дней не видела Солнца.
- Вина! – приказал другой, кучерявый, с невинным лицом и блуждающим взглядом. Мара налила и ему. Кувшин опустел, и она отправилась за новым.
- У них завтра большой праздник, - шепнула ей Кара, девушка из соседнего селения, прожившая во дворце ни один год. Ждут богов со всех сторон света.
- Что им здесь надо? Зачем они всё время пьют?
- Мне кажется, они без этого жить не могут. Однажды к ним приехал какой-то бог издалека, так он с долгой дороги был чуть живой, они его вином отпаивали. Напился, тут же ожил и повеселел. Кажется, и не ели бы, только пили.
- Да ещё и жрут, гады! – зло сплюнула Мара. – Так бы их всех и поджечь. Мука вокруг, горит хорошо. Только закрыть двери.
Кара испуганно шарахнулась от неё, понесла кувшин сквозь невесомый прозрачный полог.
Шорох заставил Мару испуганно обернуться. С другой стороны, оттуда, где боги не бывают, только слуги, вышел, отодвинув шелестящую занавеску, невысокий крепко сбитый бог. Синие, как небо, глаза насмешливо смотрели на неё, волосы цвета Солнца, казалось, сами излучали сияние.
- А ты красивая, - улыбаясь, сказал он.
Сердце упало, замерло, а потом отчаянно заколотилось.
- Ты знаешь наш язык? – почему-то спросила она.
- Я всё знаю.
Мара чуть не уронила кувшин, когда бог подошёл ближе.
- Не бойся, - он потянул руку, пытаясь коснуться её волос, но Мара, не дожидаясь, выскочила в зал, где возлежали боги.
Обнеся всех и наполнив кубки, она отошла в сторонку. Боги что-то обсуждали.
- Хочешь знать, что они говорят? – раздался шёпот над самым ухом. Вздрогнув, Мара обернулась. Всё тот же бог, тряхнув кудрями, стоял рядом, ощупывая взглядом её лицо, плечи. Мара поёжилась, стараясь завернуться в лёгкую одежду, ей неуютно было без привычной, вязаной из шерсти. Да и взгляды богов, казалось, прожигали материю насквозь.
- Не хочу.
- Ну, как знаешь, - и, обогнув её, он устремился к остальным.

На следующий день прибывали корабли-колёса. Никто из находящихся во дворце слуг не мог этого видеть, но поминутно раздавался звук приземляющихся кораблей. Они выстраивались на широкой каменной площадке, временами оставляя подгоревшие полосы.
Людей, живших в городе, но вне дворца, выстроили на открытом воздухе, чтобы они с приветствиями встречали богов. Кара сказала, что встречать гостей хотели согнать и слуг, но передумали. Ограничились лишь теми, кто был нужен.
Они обе стояли за шторкой, готовые подойти в любой момент, по первому требованию. Кара, что могла, переводила. Другие женщины переглядывались, перешёптывались, но без приказа никто не двигался с места.
Боги ели, пили, разговаривали. Иногда они звали кого-то из людей, кто развлекал их песнями и танцами.
- Надо заставить их всех выучиться танцевать, - перевела Кара.
Потом началось совсем уж невообразимое, и большинство служанок заставили уйти, оставив только семерых.
Двенадцать богов сели в круг на ступени, за ними разместились остальные. По старшинству – поняла Мара. Гости по очереди говорили, показывали разные диковинные штуки. Ничего подобного женщины никогда не видели, и даже не могли определить, из чего были сделаны эти вещи. Кара не могла перевести, для чего они предназначались.
Наконец вышел бог, поймавший её вчера за шторой. Он долго что-то рассказывал, из чего Кара могла понять только «животные» и «соединяют».
Стражники принесли большой ящик, скинули с него ткань, и по залу промчался изумлённый вздох. В железной клетке сидел то ли козёл, то ли медведь. Бог подошёл, смело открыл дверцу, и существо выбралось наружу. Поднялось на двух копытцах, сделало неверный шаг, поскользнулось на гладком полу и упало. По залу разнёсся смех. Бог улыбнулся.
- Что он говорит?
- Что-то про то, что это его… сын. Он его вырастил, мать его… Не могу понять. Не женщина, он как-то по-другому называет.
Бог помог существу встать, приподнял его на руках, поставил на пол. Дал ему дудочку. Существо взяло её волосатыми руками, прижало ко рту и заиграло. Мелодия было такая пронзительная, такая печальная, что на глаза Мары навернулись слёзы. Музыка закончилась, бог хлопнул в ладоши, и существо принялось танцевать, тряся рогатой головой. Боги одобрительно закивали.

Ночью, когда боги упились и легли спать, Мара тихонько возвращалась к себе, в комнату с низким потолком, где вповалку спали все служанки. Он перехватил её у самой двери. Обхватил за талию, развернул, прижал к себе, прямо и неподвижно глядя в глаза.
- Отпусти! – она упёрлась руками, пытаясь его отпихнуть. Бог явно был сильнее, чем обычные мужчины. Ей не удалось освободиться ни на ладонь.
- Тише, - мягко и даже ласково произнёс он. – Все спят, и лучше им не просыпаться.
- А ты почему не спишь? – спросила она, тяжело дыша и по-прежнему упираясь ему в грудь.
Он весело улыбнулся. Почти рассмеялся.
Не дождавшись ответа, Мара повторила:
- Отпусти!
Видимо, решительность в голосе помогла, и бог ослабил хватку.
- Кто ты такой, чтобы меня хватать?
- Мы – Элохим, - серьёзно сказал он. – Владыки этого мира. И тебе, как и другим, придётся с этим смириться.
Его лицо помрачнело, руки расслабились. Мара попыталась вырваться, но он схватил её.
- Отпусти меня.
Он наклонил голову, посмотрел на неё изучающе, оценивающе. Нахмурил брови.
- Хочешь отсюда выбраться? – не дав ей опомниться, продолжил: - Либо ты проведёшь в компании этих пьянчуг всю оставшуюся жизнь, либо поедешь со мной. Поверь, со мной будет интереснее.
- Рожать тебе лохматых зверей? – дерзко воскликнула она. – С рогами и копытами?
Он озадаченно уставился на неё, осмысливая услышанное, потом вдруг понял и рассмеялся:
- Ты видела представление? У меня много такого, но это не значит, что ты должна кого-то рожать. – Он вдруг склонился к ней, жарко дохнул в шею: - Если, конечно, сама не захочешь.
Злость и негодование придали ей сил, и Мара, оттолкнув божество, наконец вырвалась.
- Подумай, - крикнул он вслед. – Я здесь до завтра.

Утром, выходя из комнаты, женщины видели удивительную вещь. То ли камень, то ли железо. Вещь напоминала подставку под котёл и в то же время пенёк. Она стояла неподвижно до тех пор, пока не вышла Мара. Тогда диковинка зашевелилась и скрипуче произнесла:
- Мой господин желает видеть тебя. Следуй за мной.
Оглядевшись и увидев только смущённых подруг, Мара сочла за лучшее повиноваться. Ходячий пенёк привёл её всё к тому же странному богу.
Бог встал с ложа, потянулся:
- Хорошо, что ты пришла. Я улетаю. Полетишь со мной?
- У меня тут муж, - растерянно сказала она, не зная, что ещё может сказать.
- Я не смогу его найти. Мы также не обращаем внимания на ваши имена, как вы - на наши.
- Без него я никуда! – заносчиво выпалила она, сама не понимая, зачем это делает.
- Как знаешь.
На этом разговор был закончен, и бог спокойно проследовал мимо неё.
Мара была в смятении. Бог, говорящий на человеческом языке, да ещё и не приказывающий, а дающий то, что было у неё по праву рождения – свободу воли. Первым побуждением было побежать за ним, но Мара удержалась. Найти Вотана, - это было спасительной мыслью. За неё и зацепилась.


Гора погружалась во тьму. Утром мимо промчался корабль богов, и Кайлас боялся, что его обнаружили. С ним остался только Рух, но и он держался из последних сил, запасы продовольствия кончились, и они пили только воду, растапливая снег. Провалившись в забытьи, Кáйлас думал только об одном: драконы придут, прочитают письмо, даже если он не дождётся. Они должны помочь. Просто должны.



Корабль сверкнул в солнечных лучах и приземлился на ровную площадку на склоне, когда Рурх сворачивал лагерь. Он в очередной раз тянул, думал, что-то решал для себя. Сколько раз он летал туда и обратно – к последнему кораблю, который скоро должен будет покинуть планету. Сколько раз думал, что не вернётся, и всё равно возвращался – на свою последнюю наблюдательную площадку в северных горах. Каменный пояс разделял континент на две неравные части, и это было столь символично. Его жизнь здесь и жизнь после. Рурх часто думал, а нужна ли будет ему та жизнь. Улетев, они не смогут вернуться. Даже драконьей жизни не хватит, чтобы преодолеть барьер. Много веков они провели здесь, многое сделали.
И вот он прилетел. Единственный из элохим, кто пользовался уважением. Единственный, кто умел мыслить и вопрошать.
- Давно ты здесь? – спросил голубоглазый бог.
- Давно. Никак не могу улететь, чтобы не возвращаться.
- Чего-то ждёшь?
- Может, и жду.
- На великих горах я видел сигнал. Думаю, он тебе.
Рурх встрепенулся:
- Какой сигнал?
- Вот такой, - бог начертил в воздухе изогнутые символы.
- Они просят о помощи, - дракон поднялся, оставив фигурку божества далеко внизу, как облака под вершиной.
- Так помоги им, - он улыбнулся, так очаровательно, как мог улыбаться только он. И тут же озорные искорки заиграли в глазах.
- Я никогда не мог понять тебя, Херм. Зачем ты таскаешься с этими дураками? Ты, как и мы, ценишь знания. Не променяешь мудрость на гниющее зерно.
- Хочешь сказать, что я ближе к драконам? – усмехнулся бог.
- Что у тебя общего с этим сбродом? Мог бы, как и мы, изучать Вселенную.
- Я так и делаю, Рурх. Так и делаю… Ваше время прошло, знания нынче не в цене. В цене нынче сила, - он вздохнул, поковырял мягкий склон носком сандалии. – Я изучаю этот мир. Пусть и не даю ему ничего, как это делали вы. Да и опасны для них все знания мира.
- Ошибаешься, - Рурх устало опустился на камни. – Ошибаешься. Люди рождены свободными, они не смогут подчиняться.
- Смогут, - заверил бог. – Правда, не все, - он озорно усмехнулся. – Но большинство сможет. Сам знаешь, их станет больше, понадобится порядок. А что можете дать вы? Хаос? Анархию?
- Свободу.
Они помолчали. Рурх задумчиво вытянул ноздри навстречу ветру. Где-то горели леса. Люди расчищали землю под посевные площади.
- Я должен лететь. Кто-то попросил помощи.
- Я с тобой.
- И как ты объяснишь своё отсутствие?
- Да никак! – бог пнул камень, он полетел с горы, потом покатился. Где-то внизу послышалось, как катится груда камней. – Пошлю вместо себя треножник. Я им нужен, они терпят мои эксцентричные выходки.
Корабль притормозил, и к горе они прилетели одновременно. Два человека лежали у погасшего костра. Рурх дохнул, пламя занялось с новой силой. Люди зашевелились.
Бог вытащил походное снаряжение, дал что-то выпить, и юноши повеселели.
- Мы так ждали, так ждали, - начал один из них. – Нам нужна помощь.
- Тише, тише, - по-отечески успокаивал Рурх. – Мы здесь.
Второй парень недоверчиво взглянул на бога:
- Ты ведь не человек?
- Да, - просто сказал бог.
Парнишка напрягся.
- Не бойтесь, - Рурх подставил крыло. - Забирайтесь, я спущу вас вниз. Там и поговорим.

Рурх отвёл коллегу подальше от деревни.
- Я должен им помочь, ты же понимаешь?
- Какой в этом смысл? – бог рассеянно разглядывал траву под ногами. – Они давно в вас не верят.
- Эти – верят. Вы задурили голову большинству, но есть те, кто верит.
- Верят в свободу? Да это самая величайшая чушь во всей Вселенной. Теперь они хоть с голоду не помрут. Климат изменится, что они будут есть? Пойдут вслед за животными?
- Почему бы и нет? – Рурх с жаром развернулся к собеседнику. - Да, они не умели сеять, но они были свободными!
- И что ты собираешься делать? Полетишь, разнесёшь всё вокруг, дождёшься, пока Жис закидает их бомбами?
Рурх помолчал.
- Эскадра на орбите. Или мы улетим, или элохим нас уничтожат. Мы экосистем не разрушаем.
- Поэтому и проиграли. Свобода в обмен на природу. Улетай. Пока жив, - мрачно добавил бог.
Дракон вдохнул, расправил крылья и в два взмаха достиг деревни.
Народ высыпал ему навстречу.
- Я помогу тебе, - обратился Рурх к Кайласу. – Если понадобится, позовём всех. Ракх ждёт неподалёку.


Мара услышала, как хлопают двери, стражники хватают оружие, боги собираются вместе.
Началось, - ёкнуло сердце. Не разбирая дороги, она бежала по коридорам в надежде отыскать мужа.
В небе летали драконы, колёса взмывали вверх. Битва не началась, но по всему было видно, что до этого недалеко. Из окна Мара увидела, что на площади приземлился большой красный дракон. Навстречу ему вышли двенадцать богов. Вперёд вышел самый противный.

- Сам Рурх пожаловал к нам, единственный и неповторимый, - произнёс бог на своём корявом языке.
- Приветствую вас, Элохим, - степенно ответил дракон на том же наречии.
- Чего же ты хочешь?
- Отпусти людей.
Бог расхохотался, раззявив рот с кроваво-красными, мясистыми губами.
- Забери их, если сможешь, - он сделал широкий жест, обведя толпу стражников, богов, дворец. - Но пойдут ли они за тобой? Твоё время кончилось. Им не нужны знания, им нужно подчинение. Еда, а не мудрость.
- Это потому, что ты задурил им мозги. Они не перестанут быть людьми, подчинить их тебе никогда не удастся.
- Поднимут бунт? – бог выпятил нижнюю губу. – Убьём всех. Начнут возражать? Всегда найдутся те, кто выберет нашу сторону.
- Так давай у людей и спросим.
- Спрашивай, - быстро согласился бог. – Прямо сейчас и спросим.
- Не у этих, - презрительно бросил Рурх. – У тех, кто свободен.
- Свободных здесь нет, - заржал бог. – Где ты найдёшь хоть одного свободного? Они все рабы. И рождены рабами.




Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответов - 8 [только новые]


Добрый админ


Сообщение: 112
Зарегистрирован: 26.10.12
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 05.05.15 19:46. Заголовок: (Окончание). Вотан ..


(Окончание).

Вотан рвался наружу. Туда, где слышался свист крыльев. Туда, где, он верил, чувствовал всем телом, были драконы. Они пришли, пришли на зов, Кайлас сумел. Он нашёл последних из драконов.
Двери были закрыты, выломать их не удалось. Двадцать дюжих молодцов пытались пробить стену.
Мара металась по дворцовым коридорам, натыкаясь на стражников и скрываясь от них за шторами. Раза два ей казалось, что она слышит голос мужа. Она толкала двери, стучала, звала. Всё напрасно.

На посадочную площадку приземлился корабль. Златокудрый бог незамеченным вошёл в один из запасных выходов дворца. Он методично обошёл все помещения для слуг, на всякий случай открывая двери. Женщины боялись выйти, только немногие покидали камеры.
На нижних этажах содержались мужчины. Выпускать их было опасно, и он поставил отсрочку во времени на аварийном пульте. Когда запахнет жареным, они смогут выйти. Иначе – Херм это прекрасно понимал – все люди сгорят во дворце.
Найти ту, ради которой он и пришёл, не удавалось. Времени мало. Рурх не станет тянуть. Устанет от бесконечных споров об одном и том же.
У центрального входа рядами стояла стража. Растолкав их, Херм вышел на площадь.

- Чего вы хотите от драконов, они же анархисты!? – ржал бог. Его живот колыхался в такт чёрным вьющимся волосам. Длинное одеяние до пят едва скрывало сандалии. Он обвёл взглядом присутствующих. – Где им понимать, чего хотят люди.
- Наш гость устал, - Херм осмелился выйти вперёд. – Не будем его утомлять. Возьмём любого из рабов, именно рабов, а не стражи. И пусть скажет.
Боги дружно повернулись к толстогубому. Он кивнул. Все двенадцать одобрительно закивали.
Через минуту стражники приволокли дрожащего раба. Поставили его, прислонив к створке ворот. Спросили:
- Хочешь ли ты быть свободным?
Тщедушный мужичок, оборванный, покрытый коростой, пытался что-то сказать. Сухие губы беззвучно шевелились.
- Видишь, он даже ответить не может. Приказать ему! – скомандовал бог.
Стражник взял раба за шкирку, хорошенько встряхнул:
- Отвечай!
- Хватит! – прогремел Рурх. – Не мучай его, он болен.
- Сдаёшься? – по толстому лица бога растеклась довольная улыбка. – Оставь этот мир нам. Ты ничего для него не можешь сделать.
Рурх разозлился.
Элохим напряглись, подавшись вперёд.
- Ты проиграешь, - словно выплюнул верховный бог. – Драконы не желают умирать за людей. С чего же люди будут воевать за драконов?
В небесах кружили огромные тени. Золотые корабли богов стояли наизготовку. Достаточно было отдать приказ. Но драконы не приказывают.
- Ты уязвим на земле, - спокойно произнёс Рурх.
- А вы уязвимы в воздухе.

Мари увидела шеренги стражников. Они что-то охраняли. Выход, - пронзила мысль. Они стерегут выход. Потеряв самообладание, женщина кинулась вперёд. Руки схватили её, скрутили, потащили назад. Она закричала.
Херм, по-прежнему стоявший ближе всех к центральному входу, вздрогнул. Он медленно повернулся на звук. Его обожгло. Она рядом.
- Рурх! – крикнул он. – Вот кто тебе нужен. Женщина! Женщина скажет, что ей важней – тепло домашнего очага, хлеб для детей, или знания и свобода. Приведите её! – он властно обратился к страже. Мару приволокли. Бросили, связанную, к его ногам. Он коротко приказал: - Развяжите!
Мара, в слезах и пыли, подняла глаза. Над ней стоял тот, кто предлагал ей выбраться из дворца. А чего сейчас он хочет? Она приподнялась, закрывая плечо порванной тканью. Посмотрела направо – боги. Назад – стража. Тогда она встала с колен и взглянула в сторону моря. Там, на фоне неба, возвышался... дракон! В её глазах мелькнула надежда.
Рурх, не мигая, смотрел на неё. Не говорил ни слова. Самый настоящий, живой дракон. Она собирала сына в поход, не веря, что они есть. Много лет драконов никто не видел. И вот он здесь. Вокруг враги, и только он, такой большой, такой сильный. Намного сильнее, чем любой из богов. Сильнее всех, вместе взятых. Из её глаз покатились слёзы. Она сделала несколько шагов к нему, опустилась и разрыдалась.
Рурх не выдержал и кинулся к ней. Обнял тёплыми крыльями, согрел, утешил. Она чувствовала себя так хорошо, так уютно. Как будто что-то древнее, что-то постоянное было сейчас рядом с ней. Защита и опора.
- Как тебя зовут? – спросил дракон.
- Мара, - ответила она, вытирая слёзы. Её зелёные глаза смотрели на него. Солнце играло на лице, таком нежном, таком прекрасном.
Херм вышел вперёд.
- Давай, Рурх. Спроси её, раз уж нам она отвечать не хочет.
Рурх перевёл взгляд с бога на человека:
- Они похожи на вас, - сказал он, - больше похожи, чем мы. Когда-нибудь вы поймёте, почему. Возможно, когда они уйдут, вы займёте их место. Понимаешь ли ты меня?
Мара отрицательно покачала головой.
Рурх кивнул, улыбнулся. Что-то такое было в улыбке дракона, что заставило её забыть всё – и страх, и боль, и унижение. Она забыла даже мужа и сына. И двоих детей, которые не вернулись с полей пшеницы.
- Скажи им, - Рурх кивнул в сторону богов. – Что важнее для тебя, что нужно людям? Мы даём мудрость и свободу. Они – хлеб и вино.
Она обернулась. Боги, стража, голубоглазый. Мари быстро взглянула на дракона:
- Я выбираю тебя, и будь что будет. Не хочу подносить вино. Не хочу рожать чудовищ. Забери меня отсюда.
Рурх обхватил её талию когтями, аккуратно сжал, приподнялся на задних ногах, взмахнул крыльями и взмыл в небо.
Верховный элохим скомандовал:
- Огонь!
Залпы взвились в воздух. Драконы, патрулирующие периметр, выдохнули пламя. Через пять минут дворец пылал.
Двери камер открылись, мужчины вывалили наружу. Сквозь дым Вотан пытался найти жену. Несколько мужчин принялись вытаскивать пострадавших.

Кайлас обнял мать. Рурх отнёс обоих в безопасное место и ринулся в бой.
«Это был последний бой драконов, но не последний бунт человечества.
Ракх принял решение покинуть планету навсегда, и драконы согласились. Я, Рурх, хотел остаться защищать людей. Рана помешала закончить начатое.
Я пишу эти строки для тех, кто придёт мне на смену. Поскольку никогда на Земле не пройдёт два желания – желание знать и желание быть свободным. Ибо мы, драконы, анархисты. А вы, как-никак, наши дети», - Рурх начертал на сланцевой табличке своё имя, уложил её вместе с остальными и, выдохнув пламя, запечатал вход. Когда-нибудь его откроют. Когда-нибудь, когда это будет особенно нужно. Знания рассеяны везде, они – неотъемлемая часть человечества. Смею надеяться, я для этого хорошо постарался, - подумал Рурх, засыпая. В конце концов, он был уже старый дракон. Очень старый.


Яков, отняв руку ото лба, прислушался. Как будто кто-то говорил с ним. Кто-то, кто оставил на камнях эти строки.


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Старшой




Сообщение: 188
Зарегистрирован: 09.11.12
Репутация: 3
ссылка на сообщение  Отправлено: 07.05.15 18:53. Заголовок: Философская история...


Философская история.Тема не нова,но подана довольно не плохо. Противостояние Богов и драконов не в стиле иконы с изображением Святого поражающего "змия" мне понравилось. Можно было бы изложить и лаконичнее (по обилию персонажей и сложному миру можно вытянуть на повесть) ...и кроме диалогов еще побольше действия...было бы еще лучше... Но и так неплохо! Автору удачи!

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник




Сообщение: 11
Зарегистрирован: 08.05.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 10.05.15 14:19. Заголовок: Хлеб или свобода


«Говорят, к юго-востоку до сих пор после их битвы жить нельзя.»
Корявая фраза.

«- Что-то осталось?! – на надеждой в голосе»
с

«Горы были выписаны очень тщательно. Линия морского побережья, реки, горы.»
Повтор гор.

«Собирают вёс во дворец.»
всё

«приковали к повозке, где уже было два десятка таких же, как они, прикованных»
Повтор.

«Немного кормили, немного поили. Чем-то, что вызывало дрёму, и смутные образы теснились в голове, заслоняя главное – качку и плохо переносимую тошноту.»
Лучше:
Немного кормили, немного поили – чем-то,

«- Не бойся, - он потянул руку,»
протянул

«держался из последних сил, запасы продовольствия кончились»
Можно поставить точку вместо запятой.

«Провалившись в забытьи, Кáйлас»
забытьё

«дал что-то выпить»
им?

«на всякий случай открывая двери»
оставляя двери открытыми?

«- Чего вы хотите от драконов, они же анархисты!? – ржал бог.»
!

«Мари увидела шеренги стражников.»
Мара

«Его обожгло. Она рядом.»
Его обожгло. Она рядом!
Его обожгло: она рядом!

«закрывая плечо порванной тканью»
закрывая порванной тканью плечо

Во все века есть те, кто выбирает хлеб. Сколькие выбирают знания или свободу?


Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


Сообщение: 12
Зарегистрирован: 16.05.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 16.05.15 17:58. Заголовок: Да, тема этой истори..


Да, тема этой истории не нова. Но и не устаревает с веками. Противопоставление богов и драконов, примирения с рабством и стремлением к свободе - вечно. Да выбирают сторону драконов не все. Когда ставится вопрос ребром "сытость или свобода" - выбирать сложно. Но тем такие рассказы и интересны, что напоминают нам, чью сторону надо выбирать, хотя это и сложно, а порой невероятно трудно.
Рассказ как-то остановился на середине. Его бы, действительно, сделать либо немного лаконичнее, либо уж вытянуть в повесть. Но тогда бы рассказ не вошел в конкурс по количеству знаков. А вот уж после конкурса - дерзайте, автор.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 6
Зарегистрирован: 16.05.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.05.15 10:33. Заголовок: Фантастика. Самая на..


Фантастика. Самая настоящая фантастика – с драконами, богами на межпланетных кораблях, жаркими схватками – и ареной в виде человеческих душ. Чем-то напомнило «Второе нашествие марсиан» А. и Б. Стругацких. Тема та же: что лучше – надёжность и уверенность в завтрашнем дне или знание и свобода? Правда, я не совсем понимаю, почему их обязательно надо противопоставлять друг другу... как-то не уверена, что голод стимулирует стремиться к знаниям - скорее уж к куску хлеба, и желательно с маслом... Впрочем, это уже спорное мнение относительно данной философской проблемы, а никак не рассказа.

Особенно понравилась коротенькая вставочка из настоящего времени: это значит, что связь времён не успела ещё прерваться, и рождает надежду, что и не будет прервана...

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить



Сообщение: 10
Зарегистрирован: 17.05.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.05.15 16:01. Заголовок: Песнь о свободе. Сде..


Песнь о свободе. Сделано серьёзно и сильно.

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
постоянный участник


Сообщение: 9
Зарегистрирован: 17.05.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 17.05.15 20:50. Заголовок: Очень хорошо. И част..


Очень хорошо. И частные истории героев, и глобальные события. Жаль только, что боги победили, как показывает наша история. Но вот по поводу свободы-анархии с автором можно было бы поспорить

Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить





Сообщение: 10
Зарегистрирован: 03.05.15
Репутация: 0
ссылка на сообщение  Отправлено: 18.05.15 17:18. Заголовок: Отличная история в д..


Отличная история в духе "Трудно быть богом", "Звёздные врата" и завоевателей 16 - 17 века. Радует, что в отличии от литературы, у человечества в реальности есть большой шанс поумнеть пока не займутся длительными космическими перелётами. Но оставим это философам.
Текст очень даже лаконично и захватывающе построен.

Вроде монархия, а вся власть у тараканов Спасибо: 0 
ПрофильЦитата Ответить
Ответ:
1 2 3 4 5 6 7 8 9
видео с youtube.com картинка из интернета картинка с компьютера ссылка файл с компьютера русская клавиатура транслитератор  цитата  кавычки оффтопик свернутый текст

показывать это сообщение только модераторам
не делать ссылки активными
Имя, пароль:      зарегистрироваться    
Тему читают:
- участник сейчас на форуме
- участник вне форума
Все даты в формате GMT  3 час. Хитов сегодня: 1
Права: смайлы да, картинки да, шрифты нет, голосования нет
аватары да, автозамена ссылок вкл, премодерация откл, правка нет